?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Реклама и самореклама

Наше вступительное собесѣдованіе.
P. S. Рѣдко прошу о распространеніи информаціи, а сейчасъ это дѣлаю.
Страшная язва поразила Астрахань. Маршрутки носятся по городу среди бела дня, калечат и убивают, корежат и повреждают. Московский профессор и пустынножитель в миру пишет, что уже не впервой, что и раньше гидра вырывалась на городские улицы и трепетали от нея народы. И каждое слово его будто золотник, и к каждому сноска прилажена, а кто читал те сноски, становился седой с головы до ног: все империи, сколько их ни было, погубили маршрутки. Для сомневающихся, а также для не знающих грамоте, там же есть гравюра «Маршрутчики разрушают Рим» и фото какой-то женщины без трусов, с подписью «Ея же и монаси приемлют». Сам губернатор, посыпав голову пеплом и в одной рубашке, молился всю ночь, согнув волосатые ноги, восклицая «За что, за что такая напасть православному граду». И под утро явно услышал глас «Искал худшего, но не нашел». Было, что облился губернатор святой водой, вооружился серимолотом и призвал маршрутчика, и сковал его крест-накрест, и заглянув ему в желтые глаза спросил: «Что ищешь ты, проклятый дух частной инициативы?» И тогда разинул маршрутчик свое зловонное рыло и пролаял:» Желаем, чтобы ты цены за проезд отпустил, чтобы ездить нам непроторенными маршрутами, чтобы передавить всех, кто остался, а после желаем предаваться праздности и ожирению. Ну и тебя погубить, это уж само собой». Ах, значит так, вскричал губернатор, не бывать же этому!
- Чему этому-то? - захохотал проклятый дух.
- Этому самому!
И с тех пор крепко слово держит. Совсем маршрутчиков одолеть нельзя, должны люди искушаться, но и разгуляться им не дают. Губернатор, таким образом, поражает их в главу, а они жалят его в пяту и мелко пакостят: берут водителей подешевле, чтоб непременно пьюшшие, а лучше наркоманы; ремонта машинам не дают, чтоб поаварийнее было; давят людей и курят около школ, и пишут слово «хуй». Страшная язва поразила Астрахань. Собственно, это когда только узнают об этом, то говорят «страшная язва», «поразила». Потом, пообвыкшись, говорят уже запросто «язва». Некоторые еще добавляют «язва социализма». Но многим нравится: при язве спирт можно с утра пить, да и вообще – прикольно.
Сидим мы как-то с приятелем, коктейлями через трубочки насасываемся и болтаем о том о сем. Ночь, август, какие-то жуки стрекочут. Я рассказал, что году в 88-м угодил в одну компанию, где через слово то Ницше, то Сартра поминали. Почему-то эта тоска зеленая была тогда в моде. А попал я туда вслед за барышней, которая мне тогда была совершенно необходима. И вот начали они там на бобах разводить про экзистенциализм, про Камю, и что Платонов не прост, а у Ницше вместо души была гуталиновая клякса. Я тоже вроде храбрился сначала: а у нас в бригаде, мол, тоже в этом роде штука была. Но чувствую, что к делу это не идет. А барышня была такая, что все что ни было у нее женского, все было в движении: то вздымалось, то опадало, да что там, все просто ходуном ходило. А мне было 18 и я от любознательности места себе не находил. Натурально, купил Ницше "Так говорил Заратустра", еще Сартра и Камю на всякий случай и принялся читать.
- И че?
- Ниче. Оказалось, что они эту блевотину вообще не читали. Так просто, трепались и вино пили.
- Нет, я говорю, дала?
- Да тут не в этом дело, впрочем, да. Но я в основном о жертвенности что ли, о любви.
- А я в 88-м себе шарик от подшипника в крайнюю плоть вшил. Тоже, любовь.
Жуки стрекочут и мы такие коктейли пьем. 

Для памяти

Предлагаю следующий тезис. Социализм так же относится к классическому либерализму, как грех относится к добродетели. В этих категориях мне проще рассуждать, но на самом деле под "добродетелью" тут понимается не только христианская добродетель. В конце концов, христианские грех и добродетель духовны, а социализм и либерализм принадлежат миру. Сравнение, стало быть, условное, желательное только для иллюстрации того, что следует доказать: социализм - всё плохое, либерализм - всё хорошее. Делается это для определения понятий. В сущности, социалист сможет согласиться с доказательствами, поменяв при этом знаки, то есть признав социализм "всем хорошим". Возразить тут будет нечего.
Например, грех блуда и добродетель супружества; грех расточительства и добродетель щедрости; грех самоубийства и добродетель жертвенности за други своя и так далее. По видимости очень похожие штуки, но вторые ведут к спасению, первые же - в погибель.
Также социализм и либерализм. Пока феминистка борется за равноправие женщин перед законом, это либеральная идея, как только она хочет бороться с институтом брака - это уже социализм. Свобода совести - либерализм; уничтожение института церквей, для искоренения причины богословских разногласий - социализм. Уголовная ответственность за убийство - либерализм; запрет на оружие - социализм. Эвтаназия как право на самоубийство - глубоко либеральна, а эвтаназия как обязанность убить пациента - социализм. Государство как инструмент общества для соблюдения равенства прав - либерализм; Государство (обязательно с заглавной буквы) регулирующее частную жизнь - социализм. И так далее.
Может быть, если удастся тезис подкрепить, то меньше путаницы будет, не будут говорить, что либералы отнимают детей у родителей, а увидят в этом социализм.
У меня, впрочем, ни усидчивости, ни ума не хватит, но может хоть мысль покажется интересной...
     
Некоторая женщина начала худеть и убавляться, пошла к врачам и те нашли в ней рак в такой стадии, что посоветовали не тратить деньги и время, а прямо помирать. Она все-таки собралась в Москву оперироваться, а также решила поехать в Дивеево. Крещена она была в Православии, вероисповедания придерживалась легкомысленного, но кто-то из братии посоветовал, а ситуация вдохновляла почти на все что угодно, это понятно. Побывала в Дивеево, помолилась, приложилась, поехала в Москву себя показать. Москвичи ее всю ощупали, рака не нашли. Представьте себе, как она обрадовалась. Первая же ее мысль после исцеления была подать в суд на местных врачей.
Аще Моисеа и пророков не послушают, и аще кто от мертвых воскреснет, не имут веры.  
Прошлым летом, как раз Петровским постом, беседовали мы с Лешей про судьбы родины и решили, чтобы не подраться и совсем уж не разругаться, что ежели русских людей оставить в покое, по крайней мере не поддаваться соблазну всех перестрелять, то через триста лет мы процветем, будем все толстые, красивые и есть станем только мед да сало.
И вот теперь, удовлетворяя любопытство патриотической братии, сообщаю: до всеобщего процветания осталось двести девяносто девять лет. Как хотите, а некоторый повод для оптимизма в этом случае отыскать можно: все-таки время идет.